Особенности работы организма мазохиста в СМ-экшене

Введение
Ни для кого не секрет, что боль – это сигнал организма, который призван обратить внимание на его повреждение. Кроме того, появление болевого ощущения стимулирует избегание ситуаций, в которых оно может возникнуть. В этом и заключается биологический смысл боли. Механизм возникновения болевого ощущения очень сложен и до конца не изучен, но уже сейчас можно говорить о нескольких путях его развития и связанной с ними сложной многоступенчатой системе нейрогуморальных процессов. Механизм восприятия боли, кроме физиологического компонента, включает эмоциональный.
Замечено, что при схожих по силе воздействиях, у разных людей наблюдается разный ответ. Более того, ответ одного и того же человека на аналогичные по силы раздражения может отличаться в зависимости от функционального состояния.
В статье мы постараемся разобрать основные процессы, происходящие в организме под воздействием болевого стимула.

Восприятие боли
За восприятие боли отвечает соматосенсорная система, а именно – ее ноцицепторный компонент. Как любая сенсорная система, она имеет схему «рецептор-проводящий путь-ЦНС», но обладает некоторыми особенностями.
Существует несколько типов рецепторов, воспринимающих разные раздражители. Воспринимающие боль образования называются ноцицепторы, и они являются не специализированными окончаниями нервных волокон, а непосредственно свободными нервными окончаниями кожи и других органов. По строению они похожи на механо – и терморецепторы, но имеют гораздо более высокий порог чувствительности. Выделяют разные типы ноцицепторов.

Скорость прохождения нервных импульсов по АМТ-волокнам достаточно велика – 5-30 м/с, что достигается за счет их высокой миелинизации. АМТ 1 типа и АМТ 2 типа расположены на неоволосененных и оволосененных частях тела соответственно. СМТ-волокна проводят нервный импульс гораздо медленнее – скорость передачи по ним составляет 0,5-2 м/с и связано это с отсутствием миелиновой оболочки. Кроме того, некоторые проприорецепторы (например, рецепторы в суставах) могут принимать на себя роль ноцицепторов, тем самым «дублируя» их.
Существует большое количество веществ, образующихся в ряде биохимических реакций, запускаемых поражением – ударом, ожогом, порезом, воспалением – и ответственных за появление болевого ощущения. Биологический смысл наличия такого большого количества соединений, продуцирующихся в разных органах и тканях в том, чтобы при дезактивации одного, остальные продолжали действовать, сигнализируя о нарушении гомеостаза. К таким веществам относят кинины, в частности, брадикинин и каллидин; серотонин; гистамин; вещество Р; ангиотензин; некрозин и некоторые другие. В основном, эти соединения олиго- и полинейропептидной структуры. Так природа позаботилась о том, чтобы сигнал о возникновении «неполадок» сохранялся как можно дольше.

Центры боли
Локализация «центров боли» точно не обнаружена, но считается, что путей передачи импульса от ноцицепторов к головному мозгу два. Первый путь связан с возникновением острой боли и направляется непосредственно в таламус, где образуются полисимпатические контакты с сенсорными и двигательными областями коры. Здесь работают миелинизированные быстропроводящие тонкие волокна (те самые АМТ). Этот путь, обычно, физиологии не считают связанным с появлением эмоций, а его биологический смысл понимают в анализе локализации боли и ее причины. Второй путь связан с возникновением ноющей, так называемой «вторичной» боли. Он захватывает продолговатый и средний мозг, таламус, гипоталамус, ретикулярную формацию и серое вещество около сильвиева водопровода. Этот путь составляют безмиелиновые медленнопроводящие волокна (СМТ), которые образуют синапсы с лимбической системой и некоторыми диффузными клетками. Биологический смысл такой боли – напоминание о повреждении, необходимости его устранения. Возникновение эмоционально окрашенного ощущения, как предполагается, связанно с прохождением нервного импульса именно по этому пути.

Болевой стресс
Одним из наиболее важных факторов, обеспечивающих физиологическую деятельность и выживание любого организма, является поддержание гомеостаза. Его нарушение под влиянием эндогенных или экзогенных воздействий может приводить к развитию различных патологических процессов. Известно, что стресс-факторы оказывают мощное воздействие на живые организмы, чаще носящее негативный характер.
Эволюционно, стресс – это адаптивная реакция, возникшая как ответ на резкое изменение окружающей среды. Стресс-реакция изначально сформировалась как подготовка к двум актам: бегству или защите. В состоянии стресса у живого организма активизируется работа всех систем, повышается кровяное давление, учащается пульс, выбрасывается большое количество адреналоподобных гормонов, а процессы возбуждения нервной системы значительно преобладают над процессами торможения. За таким подъемом и активизацией всегда следует спад – дистресс. Начинают преобладать процессы торможения, происходит дезактивация и расщепление гормонов, ощущается общая слабость, сонливость, подавленность. Это неминуемая расплата за возможность выжить.
Боль – это сильный стресс-фактор, вызывающий яркий ответ, что легко заметить по внешним проявлениям стресс-реакции. К примеру, даже слабое болевое воздействие вызывает расширение зрачков. С увеличением степени воздействия проявятся и другие внешние признаки: участится дыхание, усилится потоотделение. После серьезных болевых воздействий может наблюдаться снижение концентрации внимания, апатия, слабость, то есть, дистресс.
Как и для любого стресс-фактора, степень влияния на организм будет определяться многими показателями – как внутренними, так и внешними. Кроме силы и длительности воздействия будут иметь значение тип нервной системы, особенности работы эндокринной системы, а также общее состояние организма.

На данный момент количество публикаций по ноцицепции и механизмам возникновения боли и ее восприятия очень мало, а тема болевого восприятия человека слабо исследована по биоэтическим (проведение болезненных экспериментов ограничено Международной Конвенцией по Биотике) и чисто техническим причинам (оценка уровня боли весьма субъективна).
Если говорить о развитии болевого восприятия, необходимо четко понимать, что, с одной стороны, будут работать законы, применимые к стрессорным агентам, а с другой – проявляться особенности, характерные для восприятия любой сенсорной информации – раздражителя, стимула.

На примере флагелляции на основании имеющихся данных можно представить механизм развития ответа на болевое раздражение следующим образом.

Работа организма в условиях болевой стимуляции
По Селье (1950) развитие стрессорной реакции проходит три последовательных стадии: стадию тревоги (аларм-реакции), сопротивления (резистентности) и истощения.
Несильные болевые воздействия запускают в организме стадию тревоги: начинают выделяться адреналоподобные гормоны, активизирующие нервную систему путем увеличения секреции кортикостероидов. Очевидно, «разогрев» – это этап, который необходим для того, чтобы нервная система и весь организм перешли в возбужденное состояние.
Следующий этап – стадия сопротивления – будет проявляться в мобилизации всего организма. Процессы возбуждения станут преобладать над процессами торможения: дыхание и частота сердечных сокращений участятся, усилится потоотделение.
Если болевое воздействие на этом этапе не прекращается, в организме запускается защитная реакция – выделение особых гормонов, которые воздействуют на специальные опиоидные рецепторы, что выражается в снижении болевой чувствительности. Такие вещества называются опиоидные нейропептиды. Они образуются в нервной и пищеварительной системах, ряде эндокринных желез, например, щитовидной железе и надпочечниках, в некоторых клетках иммунной системы. К группе таких нейропептидов относится целый ряд веществ – эндорфины, энкефалины, динорфины, дельторфины, дерморфины, казонорфины.

Это полифункциональные вещества, которые являются регуляторами деятельности органов и тканей. Кроме того, что они являются эндогенными обезболивающими и антистрессорными факторами. Опиоидные гормоны могут регулировать температуру тела, артериальное давление и периферический кровоток, функцию легких, пищеварительной системы, эндокринных желез, иммунной системы, а также гипоталамо-гипофизарной области и ряда других систем головного мозга. Если сравнивать физиологическое действие двух нейропептидов – β-эндорфина (эндогенного опиоида) и брадикинина, ответственного за возникновение болевого ощущения, становится очевидным, что второй оказывает активизирующее действие, запуская стресс-реакцию, а первый нивилирует его, пассивизируя все системы.

Эндогенные морфины, секретируемые непосредственно внутри организма, не вызывают прямой химической зависимости как их экзогенные аналоги – героин, метадон, морфин. Во многом это связано с тем, что опиоидные гормоны и экзогенные опиаты имеют принципиально разную химическую природу: первые являются нейропептидами, а вторые – производными алкалоидов.
Таким образом, так называемый «голод» в большей степени обусловлен не химической зависимостью по отношению к опиодным гормонам, а скорее, психологической, связанной с адреналовой встряской организма.
Физиологи обнаружили интересный факт: существует небольшой процент людей, у которых нарушена выработка адреналовых гормонов – их концентрация снижена по сравнению с нормой. Такое нарушение часто можно встретить среди любителей экстремального спорта, который по понятным причинам усиливает выработку стресс-гормонов. Возможно, зависимость садомазохистов можно частично объяснить наличием подобных нарушений и их компенсацией в ходе СМ-экшена.

Как видно из таблицы выше, семейство опиоидных нейропептидов достаточно широко представлено в организме двумя группами веществ – энкефалиновыми и параэнкефалиновыми опиоидами. При этом, большинство из них обладает выраженным обезболивающим действием путем влияния на опиоидные рецепторы.

Существует мнение, что эндорфины являются гормонами счастья и обеспечивают хорошее настроение, а в процессе флагеляционного экшена ответственны за состояние удовольствия и эйфории. В действительности же, главная функция опиодных гормонов, в частности, эндорфинов – защита нервной системы от истощения вследствие чрезмерного болевого воздействия. Физиологи, безусловно, отмечают некоторое воздействие опиоидных нейропептидов на кору головного мозга – часть из них может вести себя как нейролептики, часть – как индукторы чувства удовлетворения, но использовать такие эффекты для объяснения механизмов возникновения «эйфории» после СМ-экшена нельзя. Такие теории будут ошибочными и неполными хотя бы потому, что скорость распада нейропетидов в организме достаточно велика: например, энкефалин в тканях метаболизируется за 1с-10мин, а в плазме крови – за 1-5 мин, а наибольшую устойчивость проявляют γ- и β-эндорфины, которые только в крайне редких случаях биотрансформируются в тканях более 10 минут. То есть, объяснить длительное чувство «счастья» после СМ-экшена только действием гормонов невозможно.

Таким образом, состояние удовольствия или эйфории не является строго физиологическим ответом на действие эндорфинов и других опиоидных гормонов, а обуславливается сложными нейропсихологическими процессами, в которых роль гуморальной регуляции может быть определена только как косвенная и необязательная.

При последующем усилении болевого воздействия наблюдается явление, называемое физиологами «охранительное» или «запредельное» торможение, возникающее как защитная реакция на чрезмерное по силе или длительности раздражение. Его появление – начало перехода от стадии сопротивления к стадии истощения. Такое торможение возникает в случае, если сила раздражителя превышает работоспособность корковых клеток, что может привести к их истощению. К запредельному торможению также может привести небольшое по силе, но длительное и однообразное раздражение. Уровень воздействий, способных привести к запредельному торможению – непостоянная величина, она может меняться в зависимости от общего состояния мазохиста. Например, при болезни она может значительно понизиться. Прекращение адекватного физиологического ответа на раздражение (отсутствие болевого ощущения, расслабление тонуса мышц, снижение ЧСС) – внешнее проявление запредельного торможения. Наиболее очевидным и крайним примером такой реакции у мазохиста будет состояние «стенки».

Защитить нервную систему от чрезмерного болевого ощущения помогает также особый участок заднего рога спинного мозга, в котором может происходить торможение ноцицептивных сигналов и снижение болевого ощущения. То есть, в организме существует целая система защиты, включающая нейрогуморальные компоненты.

«Сабспейс», внешним проявлением которого также является снижение ответа на раздражитель, не может быть строго определен как физиологическая реакция. Он является следствием действия комплекса психоэмоциональных и нейроэндокринных процессов. Возможно, сабспейс и эйфория являются следствием рассеивания возбуждения от нейронов центра боли лимбической системы к нейронам центрам удовольствия, расположенных здесь же. В силу этого, нельзя утверждать, что любой мазохист способен испытывать «сабспейс», поскольку регулировать нейропсихические процессы извне практически невозможно. Работа же с одним физиологическим ответом приведет только к запредельному торможению, которое может ошибочно трактоваться как сабспейс. Очевидно, что флагелляционный экшен должен заканчиваться до наступления запредельного торможения, потому что его возникновение означает, что на организм мазохиста было произведено сверхсильное воздействие. Сверхсильные раздражители для человека со слабым типом нервной системы могут инициировать различные невротические расстройства.

Третья стадия развития стрессорной реакции – истощение. Она наступает, когда все ресурсы организма исчерпаны. В случае с болевым раздражением, невозможно разделить физиологический стресс от психологического, особенно, в контексте садомазохизма. Любой экшен имеет эмоциональную составляющую, а сама боль также способна вызывать различные эмоции, поэтому внешним проявлением на этом этапе может быть как нервный срыв, так и непосредственные физиологические реакции – скачки артериального давления, сердечные боли и т.д., в зависимости от уязвимости организма мазохиста.

Как уже было отмечено, после стресса всегда наступает дистресс. Формы его проявления могут быть разные: от незаметных – легкого озноба или быстропроходящей слабости, до совершенно четких – длительной потери работоспособности (до суток) и обморочных состояний. Дистресс может проявиться и в виде апатии, раздражения или плаксивости. Сила подобной «отдачи» прямо зависит от того, какой «удар» пришелся по нервной системе. В данном случае зависимость от болевого воздействия будет скорее косвенной и во многом определяться особенностями конкретного человека. Длительный и/или сильный дистресс говорит о том, что воздействие на нервную систему было очень сильным.

Выводы
Таким образом, боль – это защитная реакция организма, призванная, во-первых, обратить внимание на повреждение, во-вторых, стимулировать избегание повреждающих факторов. За восприятие боли отвечают ноцицепторы – специальные нервные окончания, передающие болевой сигнал непосредственно в таламус или образующие синаптические контакты с лимбической системой. Кроме того, боль – это стресс-агент, оказывающий мощное влияние на организм.
С биохимической точки зрения за появление боли ответственны различные нейропептиды, большинство из которых является кининами. Их действие могут нейтрализовать опиодные нейропептиды, продуцируемые в результате развития стресс-реакции. Они не являются гормонами счастья и не обуславливают подобные состояния, их главная функция – это обезболивание, а влияние на настроение является косвенным и необязательным.
В случае, если уровень болевого воздействия или его длительность превышают работоспособность корковых клеток, а также при однообразных повторяющихся стимулах может развиться запредельное торможение, характеризующиеся потерей чувствительности. Его можно соотнести с тематическим понятием «стенки». Это защитная реакция организма, направленная на то, чтобы не допустить истощения нервных клеток.
Воздействие, возникающее в ходе флагеляционного экшена, будет провоцировать у мазохиста развитие стресс-реакции. При этом стадию тревоги можно соотнести с разогревом, когда происходит выработка адреналовых гормонов и усиление секреции кортикостероидов, а основное действие будет укладываться в рамки стадии сопротивления, когда организм будет максимально мобилизован.

Таблица «Развитие ответа на болевой стимул»

  • - полноценно стадия истощения запускается при невозникновении запредельного торможения и характеризуется повреждением корковых клеток, при этом ответ на стимул подавлен, как и в случае с запредельным торможением

Дистресс – состояние обязательно следующее за стрессом, может проявиться незаметно и быть кратковременным, а может иметь четкую форму в виде обморочных состояний, потери работоспособности, апатии. Состояние «сабдропа» – негативного переживания после экшена – нельзя однозначно отнести ни к стадии истощения, ни к одной из форм дистресса, но можно с уверенность говорить, что оно развивается при чрезмерном воздействии на нервную систему. Это воздействие не будет однозначно коррелироваться с уровнем болевого стимула, а может зависеть от многих факторов, в том числе, функционального состояния мазохиста.

Понятие «сабспейс» с точки зрения физиологии и биохимии пока не представляется возможным определить, поскольку исследования в области ноцицепции ограничены как с технической, так и с биоэтической точек зрения. Возможно, его появление связано с иррадиацией возбуждения от лимбических и иных центров боли к центрам удовольствия, а именно – прилежащему ядру, также расположенному в лимбической системе. Исходя из этого, можно предположить, что мазохисты, в отличие от людей, не испытывающих удовольствия от боли, обладают повышенным уровнем такого рассеивания возбуждения в головном мозге. При этом нужно помнить, что большую роль в получении или неполучении удовольствия играет психоэмоциональное состояние мазохиста и его готовность к экшену, поскольку невозможно объяснить столь сложные процессы, опираясь только на биохимические или физиологические особенности.

Список литературы
1. Алейникова Т. В. Возрастная психофизиология: учеб. Для студ. Высш. Учеб. Заведений – Ростов-на-Дону: Изд. ООО «ЦВВР», 2000, 204 с.
2. Любимова З.В., Маринова К.В., Никитина А.А. Возрастная физиология: учеб. Для студ. Высш. Учеб. Заведений: в 2 ч. – М.: Гуманит. Изд. Центр ВЛАДОС, 2003. – ч.1. – 304 с.
3. Ашмарин И. П., Антипенко А. Е., Ашапкин В.В., etc Нейрохимия: учебник для биологических и медицинских вузов – Москва: Изд. Института биомедицинской химии РАМН, 1996, 470 с.
4. Кассиль Г. Н. Наука о боли, 2ое дополненное издание – Москва: изд. «Наука», 1975, 400 с.
5. Граник В. Г. Метаболизм эндогенных соединений: монография – Москва: изд. Вузовская книга, 2006, 528 с
6. Зайцев С.В., Ярыгин К. Н., Варфоломеев С.Д. Наркомания. Нейропептид-морфиновые рецепторы 1993, 256 с
7. A.A. Karelin, E. Blishchenko, V.T. Ivanov. (1998). A novel system of peptidergic regulation. FEBS Lett. 428, 7–12;
8. Ахмедов Н. А., Аббаслы Р. М., Исмаилова Л. И. Структурно-функциональная взаимосвязь опиоидных пептидов, Институт Физических Проблем, БГУ
9. Билибин Д.П., Ходорович Н.А., Чурюканов В.В,, Шевелев О.А. О роли опиоидных нейропептидов в регуляции ноцицептивных сигналов висцерального генеза, кафедра патологической физиологии РУДН, кафедра фармакологии ММА им. Сеченова

(с)BizarreGalaxy.ru

в корзине ничего нет