Раскрытие интереса к БДСМ и регуляция стигмы: определение перспектив в половом воспитании (часть 1)

В то время как увлечение бондажом, доминированием и подчинением, садизмом и мазохизмом, которые описываются широким термином BDSM, является достаточно распространенным, стигмы становятся риском для тех, кто хочет раскрыть свои «странные» интересы. Мы изучили факторы риска, связанные с «coming out», проведя интервью с 20 совершеннолетними людьми, практикующими BDSM, и изучив их опыт раскрытия информации. Большинство респондентов сообщили, что их интерес, проявившийся еще в возрасте до 15 лет, иногда вызывал тревогу и стыд из-за отсутствия обнадеживающей информации. Респонденты часто отмечают, что BDSM занимает центральное место в их сексуальности, и «раскрытие», таким образом, становится неотъемлемой частью знакомства. При этом решиться на это оказывалось достаточно сложно, поскольку было необходимо соблюсти баланс между целесообразностью и желанием быть честным. Некоторые респонденты считают, что интерес к BDSM мог бы поставить под угрозу их работу.

Авторы: Tanya Bezreh, Thomas S. Weinberg, and Timothy Edgar
Перевод: Darkside для bdsmgalaxy.ru

  • Стигма – 1. В древности – метка или клеймо на теле рабов или преступников. 2. Знак бесчестья, налагаемый на индивида другими индивидами или соц. группами – любая негативная санкция или неодобрение чьей-либо неконформности. 3. Стихийное применение моральных санкций через выражение презрения по отношению к нарушителям важных моральных норм, что приводит к их изоляции. См. ДИСКРИМИНАЦИЯ, НАКАЗАНИЕ, САНКЦИЯ. (Социологический словарь)

Введение
Тема раскрытия интереса к БДСМ (термин для обозначения сексуальных интересов, включающих доминирование и подчинение, садизм и мазохизм) остается во многом нерешенной. Существует доказательство того, что он является общим (Renaud & Byers, 1999) и часто подвергается стигматизации, поэтому люди не хотят раскрывать его (Wright, 2006).
Мы не считаем, что это раскрытие аналогично «выходу» в гомосексуализме, или что все люди, заинтересованные в садо-мазо, хотят или “должны” раскрывать свои интересы. Скорее, нас вдохновляет множество ресурсов для оказания помощи в раскрытии лесбиянкам, геям и бисексуалам (LGB) и уменьшению стигматизации и стыда. Такие ресурсы позволяют людям понять, что они не одиноки в своих сексуальных наклонностях, а также предупреждают их о потенциальной опасности «выхода». Этот проект является поисковым в изучении опыта раскрытия людей, заинтересованных в садо-мазо. Он ставит своей целью выявление потенциальных областей поддержки, которые могут быть интегрированы в половое воспитание.

ЧТО ТАКОЕ BDSM?
Этот проект в основном использует термин BDSM, аббревиатуру, состоящую из слов «бондаж»(B), «доминирование» (D), «подчинение» (S), «садизм» (тот же “S”) и «мазохизм» (M). При цитировании исследований, который используют термин SM (попеременно “S / M” и “S & M”), мы используем тот же термин. Иногда также упоминается термин «kink».
Исследования, сделанные ранее, показали что из-за разнообразия практик (порка, подчинение, ролевые игры) интересующиеся БДСМ «не составляют достаточно однородную группу, чтобы вывести единую классификацию» (Столлер, 1991 , с. 9). Вайнберг (1987) говорит о том, что любой SM-экшен может быть отделен от реального насилия на основании принципов «безопасность, здравомыслие, обоюдное согласие», и в рамках первого люди «разыгрывают» спектакли с насилием или доминированием. Другая общая черта – элементы игры с властью (обмен, принятие и / или отказ), мыслями (психология) и ощущениями (депривация или, наоборот, использование их, в том числе, в играх с болью)» (Павловский, 2009 ).

ИСТОРИЯ
Распространенность BDSM в Соединенных Штатах точно не определена, но на запрос “BDSM” Google-поиск на 2010 год выдает 28 миллионов веб-страниц. Janus и Janus (1993) обнаружили, что до 14% американских мужчин и 11% американских женщин были вовлечены в SM в той или иной форме. Исследование канадских студентов выявило, что 65% имеют сексуальные фантазии о том, чтобы их связали, а 62% – о том, чтобы они связали партнера (Renaud & Byers, 1999).
Первое эмпирическое исследование на большой выборке, связанное с SM, было проведено в 1977 году. Оно было посвящено социологическим и социально-психологическим вопросам, которые в основном описывают поведение и не затрагивают этиологию или становление SM-интересов (Weinberg, 1987). Из исследований других сексуальных меньшинств известно, что осознание сексуальной идентичности может быть сложным процессом, который развивается с течением времени (Maguen, Флойд, Bakeman, и Армистед, 2002; Руст, 1993). Вайнберг (1978) отмечает, что ключевым компонентом человека, идентифицирующего себя с геями, является преобразование “делать” в “быть”, то есть, наблюдая и ощущая, становиться тем, кем он по существу является. Аналогичен ли этот процесс у людей, идентифицирующих себя с БДСМ, неизвестно. Kolmes, Stock и Мозер (2006) заметили различия восприятия среди опрошенных людей: для некоторых БДСМ – это альтернатива сексуальной идентичности, для других же, он наоборот, не является дескриптором сексуальной ориентации (с. 304).
Интерес к SM может появиться в раннем возрасте и, обычно, активно проявляется к 20 годам (Бреслоу, Эванс и Langley, 1985). Мозер и Левитт (1987) выяснили, что 10% изученных ими СМеров «вышли» в возрасте от 11 до 16; 26% отметили, что первый SM-опыт случился у них к 16 годам, а 26% опрошенных заявили, что озвучили интерес к SM до того, как у них случился свой первый практический опыт. Sandnabba, Santtila, и Nordling (1999) опросили членов клубов SM в Финляндии и определили, что 9,3% обнаружили свои садомазохистские наклонности до 10 лет.
Существует мало исследований о влиянии стигмы SM на конкретных лиц, но есть много доказательств того, что такая стигматизация реально существует. Райт (2006) обнаружил случаи дискриминации в отношении лиц, демонстрирующих свой интерес к СМ как на частных вечеринках, так и на общественных мероприятиях – они становились жертвами насилия, теряли наследство, рабочие места и опеку над детьми.
По Link и Фелан (2001) стигмы снижают статус человека в глазах общества и «знаменуют границы, воздвигнутые обществом между «нормальными» и «аутсайдерами»(с. 377). Гоффман (1963) отметил, что стигматизированные группы пронизаны широким спектром отрицательных черт, а это приводит к дискомфорту во взаимодействиях между стигматизированными и нестигматизированными лицами. Взаимодействие между ними становится еще хуже, когда стигматизированное состояние воспринимается как добровольное, например, когда гомосексуализм рассматривается как личный выбор. По словам Гоффмана, люди изменяют свою личность, включают социальные суждения, ведущие к стыду, вине, самообозначению и ненависти к себе.

В садомазохизме есть история стигматизации и в медицинской области. Диагностическое Статистическое Руководство (DSM) впервые классифицировало его как «сексуальное отклонение» (APA, 1952 , +1968), а затем «сексуальное расстройство» (APA, 1980). В ответ на лоббирование со стороны BDSM групп, которые указали на отсутствие доказательств, подтверждающих патологическую природу садизма и мазохизма, APA сделала шаг к демедикализации SM (Moser & Kleinplatz, 2005). В настоящее время SM как «расстройство» определяется в DSM-IV-TR на основании душевного неблагополучия или небезопасного поведения. (APA, 2000). Проекты предстоящей DSM, доступные в Сети, подчеркивают, что парафилия (широкий термин, включающий в себя и интерес к SM) “не ipso facto психическое расстройство” (APA, 2010).
Демедикализация снимает основное препятствие в проведении информационно-просветительской деятельности, создании анти-стигма кампаний и социальных служб. В 1973 году DSM изменил определение гомосексуализма, который также ранее был определен как «сексуальное расстройство», и за этим решением последовало очень многое (Килгор et al., 2005). С демедикализацией информация о SM может быть включена в разделы полового воспитания, что позитивно повлияет на отношение общества к этому явлению.
Только несколько отрывков из сохранившихся исследований на эту тему намекают на тенденцию к раскрытию интереса к БДСМ. Национальная Коалиция Сексуальной Свободы обследовала взрослых членов одной из SM групп, показав, что 70% «были, по крайней мере, частично скрытыми» (Райт, 2006). Камель (1983) рассказал об этапах развития садомазохистических желаний и интеграции в сообщество для leathermen (т.е. геев, которые носят кожаную одежду для обозначения своего интереса к БДСМ). Он описал этапы разочарования, депрессии, и «вторичного закрытия». Мозер и Левитт (1987) обнаружили положительную связь между уровнем благосостояния и степенью интеграции в SM субкультуру. Kolmes et al. (2006) говорит, что раскрытие интереса к СМ в рамках терапии может быть небезопасным. 118 из 175 исследуемых им склонных к БДСМ людей отметили предвзятую терапевтическую помощь. Они были названы «нездоровыми», БДСМ было спутано с насилием, а СМ-интерес ошибочно считался указанием на факты насилия в прошлых семейных/супружеских отношениях.
Между тем, БДСМ образы не так уж широко распространены на американском поп-культурном ландшафте, что впервые отмечается в научной литературе Фалько и Вайнбергом (1983). В апреле 2011 года #1 на «Radio Songs» и «Pop Songs» стала песня «S&M» поп-звезды Рианна (Billboard, 2011), хотя еще в 1997 году «Newsweek» напечатал короткую статью, комментируя «интеграцию S&M» в рекламе: «использование S&M стало настолько повсеместным, настолько банальным, что он может безопасно использоваться чтобы продавать пиво» (Марин, 1997, p. 85).

Вайс (2006 г.), однако, предостерегает от предположения что распространение БДСМ-образов автоматически ведет к принятию. Она отмечает, что БДСМ часто представляют как «ненормальный, поврежденный тип отношений» (стр. 111), она сомневается в том, что нужно быть общим, чтобы быть приемлемым. Оба подхода по ее мнению могут укрепить «границы между нормальной, защищенной, привилегированной и ненормальной, требующей контроля, патологической сексуальностью» (стр. 111). Рассматривая вопрос о том, как построить сексуальное образование так, чтобы включить тему БДСМ, преподавателям предлагается выбор: отдельно выступать за толерантное принятие БДСМ поведения или говорить о сексуальном разнообразии в целом. В теоретической дискуссии о SM, Macnair утверждает, что конец угнетения сексуальных меньшинств приходит в конечном итоге с "концом различных групп как таковых» (Macnair, 1989, с. 151-152).

“Coming out”-модель БДСМ «выхода» может непреднамеренно и неточно отделить некоторое сексуальное поведение от “нормального”. Павловский (2009) описывает способы, которыми различные варианты BDSM предпочтений располагаются в континууме от умеренных до экстремальных, где самая мягкая форма «не может идентифицирован как СМ», и приходит к выводу, что БДСМ-интерес в целом является «не более чем крайним в ряду «обычных» предпочтений» (стр. 74). Макнейр также приходит к выводу, что «в целом» в SM много общего с не-SM поведением ( Макнейр, 1989 ). Элементы SM, такие как изучение порога удовольствия/боли, ролевые игры и обмен властью, присутствуют в различных моделях сексуального поведения в различной степени. Кинси в 1960-х показал, что 50% респондентов испытывали возбуждение при укусах (Гебхард, 1969). Подчеркивая изменчивость человеческого сексуального поведения и фантазии в целом, может быть, лучшим решением будет позволить человеку найти себя в представленной информации.

Информационные ресурсы, способные помочь в «раскрытии»
Наиболее комплексный подход к «раскрытию» предлагает книга под названием «When Someone You Love Is Kinky». Написанная для тех, у кого возникли вопросы или опасения после того, как они узнали о «странностях» любимого человека, она старается объяснять их, а также рассказывает о том, почему так важен «выход» (Easton & Liszt, 2000). «Healthcare Without Shame» Чарльза Мозера – справочник для людей, которые хотят раскрыть свою сексуальность врачу. Он дает рекомендации о том, как следует вести себя в таких ситуациях (Moser, 1999). Мозер защищает право пациента раскрыть интерес к БДСМ без подозрения в склонности к насилию и последующего ведения письменных отчетов. Рекомендации «The Kinky Girl’s Guide to Dating», созданные Luna Grey, предлагают около семи страниц предупреждений о «выходе», а также включают практические советы, например, о необходимости использовать псевдоним при вступлении в список рассылки на соответствующем сайте (Grey, 2004).
Интернет-ресурсов о «выходе» очень мало. Например, сайт Coming Out into SM предлагает 12 кратких историй о людях, идентифицирующих себя как СМеры (Coming out into SM, 1996). Некоторые BDSM социальные группы пытаются развеять опасения новичков на тему «выхода» или участия в первой встрече (Kay, ¶ 1; Mitzi & Thomas, 2006). Онлайн поиск по запросу «выход в SM» показывает веб-сайт практической групповой терапии в Нью-Джерси, который предупреждает, что психиатры могут быть вызваны для дачи показаний о насилии в семье, а также на бракоразводные процессы, в том числе, те, где решается вопрос опеки над детьми: «Записи с посещений врача могут быть затребованы судом … Вы не находитесь в безопасности, если посещаете обычного психотерапевта» (IPG, n.d, ¶ 5).

Эти ресурсы создают противоречивую картину: некоторые достаточно обнадеживающе говорят о «раскрытии», другие считают это опасным. Между тем, глава о BDSM впервые появилась в популярной книге по половому воспитанию для подростков: S.E.X. Она включает в себя обсуждение ролевых игр, бондажа, D/S, и «игр на грани», а также предостерегает от использования BDSM в качестве способа отрицания насилия (Corinna, 2007). Здесь нет обсуждения вопросов становления интересов или «выхода», но это отличное пособие для педагогов, ищущих обширный материал для обзора BDSM (Corinna, с. 171).


Основные вопросы, на которые мы хотели ответить в результате исследования:

1. Что мотивирует людей к идентификации с БДСМ?
2. Что беспокоит людей в рамках проблемы раскрытия интереса к БДСМ?
3. Какие переживания возникали у людей в процессе «выхода»?
4. Что должно измениться в сексуальном образовании и воспитании, чтобы интересующиеся БДСМ люди чувствовали себя в обществе комфортнее?

МЕТОДЫ
Исследование было построено так, чтобы собрать качественные данные и составить общее описание и поисковую картину. Так как процесс принятия решения о «выходе» в этой группе является неизученным, следует начать с качественных методов. Респонденты рекрутировались в режиме онлайн через сайты SM listserv, FetLife.com, craigslist.org, сайты социальных сетей, а также в режиме «снежного кома» среди тех, кто уже был опрошен. В тексте письма участникам предлагалось рассказать о своем опыте «выхода» в СМ. После 15 проведенных интервью, была набрана группа людей, интересующихся БДСМ, но не раскрывших этот интерес. В исследование были включены только совершеннолетние лица. Все они дали согласие на начало интервью по телефону.
Протокол интервью был частично построен на основе открытых вопросов к респондентам об опыте их осознания и раскрытия БДСМ предпочтений.
Вопросы можно разделить на три основные категории:
1) развитие самоосознания («Сколько вам было лет, когда вы впервые испытали чувства или фантазии, которые, как вы позже узнал, были частью SM?» «Когда вы узнали, что эти чувства лежат в рамках садомазохизма?» «Как вы узнали это?» «Как вы себя чувствовали в то время?")
2) раскрытие («Вы сказали другим люди, не проявляющих интереса к SM, о своих чувствах / фантазии / желаниях?» «Каково отношение этих людей к Вам?» «Почему Вы им сказали?» «Как они отреагировали на то, что вы сказали им?» «Как вы отнеслись к их реакции?»)
3) теоретическая часть, посвященная SM («Как вы описали бы себя и свои интересы?» «Каково ваше определение SM?» «Как Вы оцениваете ваш интерес к SM в рамках идентификации других сексуальных меньшинств?»).
Мы также задали вопросы из области демографии и вопросы из шкалы Кинси для определения на гетеро/ гомосексуальности, сабмиссивной/ доминирующей роли и добавили шкалу моногамии/полиамории.

Каждое интервью продолжалось от 1,5 до 2 часов. Интервью было профессионально переведено и проверено исследователями. Вся личная информация была удалена из базы данных. Списки были проанализированы в Word с использованием цветовой кодировки, справок и также ручной сортировки. Категории выделились индуктивно.

РЕЗУЛЬТАТЫ
Из 20 респондентов, 9 были в возрасте 20-30 лет, 5 – 30-40 лет, 3 – 40-50, и 3 – более 50 лет. Тринадцать были мужчинами (один из которых имел подвижный гендер) и 7 женщинами (одна из которых идентифицировала себя как транс). 5 имели ученую степень, у 10 было высшее образование, и 2 учились в колледже.
Как видно на рисунке 1, шкала вопросов о сексуальной ориентации, предпочитаемой роли и свободе отношений показала разнообразие ответов, хотя ни один из респондентов не определил себя как «преимущественно гомосексуальный, иногда гетеросексуальный» или «исключительно гомосексуальный». Большинство респондентов сообщили, что четко определяют свой интерес как SM, один отметил свой интерес к некоторым практикам, но не идентифицировал себя с такими терминами как «извращение» или «SM», несколько колебались в принятии термина «SM» для описания их специфических интересов.

рис. 1. Шкала Кинси. Респонденты оценили себя в баллах от 0-6, где 0 означает исключительно гетеросексуальность, доминантность, и моногамность, а 6 – предназначены для обозначения гомосексуальности, сабмиссивности, и полиаморности. Y-ось показывает частоту каждого ответа.

В целом, респонденты, родившиеся в 1940х, 1950х и 1960-х годах, сообщили о более выраженном стыде и стигме, чем респонденты, родившиеся в 1970-х и 1980-х годах. Многие из старших респондентов обнаружили, что они изолированы с точки зрения сексуальных интересов, и они не знают никого, с кем бы могли поделиться ими. В отличие от них, в молодой части испытуемой группы к подростковому возрасту все, кроме одного из молодых людей, знали о некоторых формах «иного» сексуального поведения, которые бы укладывались в рамки их интереса, даже если они не знали конкретно о БДСМ или не знали того, с кем могли бы поделиться специфическими интересами.

Интерес к BDSM может развиваться в детстве
Как показано на рисунке 2 , 13 респондентов сообщили, что к 15 годам они были осведомлены о фантазиях или чувствах, которые были связаны с SM. Семь респондентов сообщили, что осознали себя в возрасте 10 лет.


рис.2 Возраст первого осознания. График показывает количество ответов по возрастным категориям 0-5, 6-10, 11-15 и тд

Эти респонденты характеризуют свой детский интерес к SM как предшествующий сексуальным фантазиям или как ранние сексуальные фантазии. Ни один из респондентов не отметил свою заинтересованность в родителях в то время. Некоторые, однако, сообщают о том, что этот период характеризуется яркой способностью выражать свой интерес со сверстниками. Один мужчина вспоминает:

Мне было где-то 6 или 7. Сестра, которая была старше на год, затащила меня в поле, где куча местных мальчишек ломали прутья, и они начали пороть меня. Я убежал и со слезами на глазах кричал, когда вырвался на свободу. Я вернулся в дом, сел на камень на крыльце и почувствовал рубцы… я был возбужден. Я провел день с сожалением наблюдая, как рубцы проходят. И тогда на следующий день я попросил их сделать это снова

С другой стороны, одна женщина-респондент говорит о тревоге в ранних играх:
Когда мне было, наверное, 8 или около того, я помню, как однажды летом мы с братом играли в римских господ и рабов… На самом деле, мы играли только один раз. Я подумала, что действительно становлюсь Госпожой и сильно испугалась. Потому что вы знаете, что рабы и хозяева – это очень, очень плохо, а я получала огромное удовольствие, когда была его Госпожой… и это начало меня беспокоить

Уровни идентификации могут изменяться
Один респондент характеризует SM как «своего рода сексуальную ориентацию», и многие респонденты описали БДСМ как центральное явление в их сексуальном возбуждении. Другие заинтересовались BDSM постепенно через встречи с кем-то, попытки, оказавшиеся приятными или прочитав об этом. Респонденты сообщили о множестве причин привлекательности BDSM, в том числе, потому что это «творчество», «зрелище», «изучение», «игра», «острые ощущения», «приятные сцены», «согласие и связь», «физическое освобождение», «самоисследование», «духовный опыт», «акцент на негенитальном сексе» и «приобретение знаний и навыков о работе тела». Отношение к БДСМ экшену колеблется от тех, кто посещает “игровые пати” до тех, кто предпочитает строго приват. Несоответствие между собственными представлениями и тем, что происходит в экшене, препятствует идентификации респондентов с БДСМ. Например, один респондент, который колебался идентифицировать себя как “извращенец” утверждал, что “все эти материалы про Доминатрикс, где они одеты в кожу и носят хлыст, и более ничего, совершенно непривлекательны для меня …” Некоторые отмечали, что и сам экшен, и фетиш-атрибуты были слишком однообразными или предсказуемыми. Один респондент резко отметил: “Просто потому, что я интересуюсь SM, это не значит … что это то, что я уделяю этому много внимания, времени и сил”.

Отсутствие надежной информации о БДСМ может быть опасным
Интерес к БДСМ может существовать и тогда, когда человек не знает о том, что это за явление. Один респондент увлекся БДСМ в университете, но не знал ни терминологии, ни мер предосторожности:

Мы знали, что нам нравится …, но мы не знали названия для этого … Думая сейчас о том, что мы делали… о довольно серьезных DS экшенах без стоп-слова, я повторяю «о, Боже мой, это удивительно то, что мы не убили себя»

Опасные игры – одна из причин, почему тема БДСМ не получает широкого распространения в сексуальном воспитании, но с другой стороны, существует риск получения информации в совершенно негативном ключе. Одна из респондентов, интересующаяся этой темой с детства, вспомнила как в “7 или 8 классt, – услышав термин “dominatrix” и спросив о нем друга ее отца о том, что это такое, получила рассказ об ужасных пытках и о том, как “сумасшедшие парни делают это”. Она вспомнила:

Это заставило меня чувствовать еще больший стыдно. Я подумал: "О, Боже мой! Я как женщина-Аттила … Мужчины не были бы моими сексуальными партнерами, они бы моими военнопленными. О, мой Бог. Я ужасный человек!» Это заставило меня чувствовать себя очень плохо

Отсутствие знания о том, что такое БДСМ, но при этом наличие достаточно специфических интересов, вызывало смущение и стыд у несколько респондентов. В 1950-е годы не зная, что существует такая вещь как БДСМ, один респондент держал свои интересы в секрете , ощущая при этом “подспудное чувство, что, Бог мой, это что-то ужасно неправильное со мной, если кто-то и знал бы об этом… они ушли бы!” Но даже узнав о том, что это такое, некоторые их них испытывали сложности, примиряя интерес к БДСМ со своим пониманием пацифизма и феминизма.

Комплексный подход к раскрытию
Респонденты разнообразны по своему способу раскрытия. Некоторые из них не рассказали никому или только любимым, другие не скрывают свой интерес также и от друзей, родителей или общества в целом. Ощущение целостности рождает одна мотивация: “Быть собой и изучать себя без стыда, поощряя других делать то же самое”, “Жизнь становится проще и в ней становится гораздо меньше страха, потому что вы не должны беспокоиться о поддержании тайны”. Есть и другие причины для «выхода», например, честный рассказ другу, позволяющий в последствие обсуждать с ним соответствующие проблемы или политический активизм.
Респонденты часто беспокоятся, что нежелательное или ненадлежащее разглашение будет обременительным для собеседника: “Если я хочу быть хорошим другом кому-то, то я хочу, чтобы ему было приятно думать о том, кто я есть, но я не хочу сваливать на него все подряд и причинять неудобство”.

Один респондент чувствовал, что ему необходимо защитить родителей, даже если они знают о его интересах:

Иногда я хожу в этот клуб. Я знаю, что моя мама знает, что это БДСМ клуб и я уверен, что мой папа тоже. Обычно, когда я говорю, что собираюсь туда, то просто говорю что иду “в DС” или “клуб в DС”, поэтому они не должны беспокоиться об этом

Многие респонденты согласились с тем, что не нужно говорить о БДСМ, а некоторые просто поняли это как норму молчания как в других областях сексуальности:
"Я не упоминаю о своем образе жизни тогда, когда это неуместно»

Респонденты оценивали безопасность раскрытия информации на основе общей оценки личности. Не удивительно, что когда кто-то другой допускал интерес к БДСМ, это воспринималось как приглашение к раскрытию информации. Выслушав рассказ друга о пробах с бондажом, один из респондентов смог заявить о своих фантазии в первый раз, сказав: “Она была … первым человеком, которому я действительно признался …”

Родителям может понадобиться помощь в понимании «раскрытия» детей

Многие респонденты не чувствовали потребности или желания “выйти” к родителям со своими интересами к BDSM. Пять респондентов были «раскрыты» для их родителей. Три из них были раскрыты в принципе, один респондент был спрошен прямо, и еще одна имела основания полагать, что ее мать в курсе, но не была в этом точно уверена. На первый взгляд, последний ответчик считается «не раскрытым»: «Я начала думать: я не знаю, почему кто-то, кто интересуется БДСМ, рассказывает родителям. Это, конечно, совершенно не дело моих родителей что я делаю, и не хочу иметь дурацкий разговор по этому поводу!» Но респондент все равно пошла с разговором к маме, чтобы развеять потенциальный страх. «Я действительно пришла к ней как извращенка… потому что я знала, что у нее очень негативные ассоциации с БДСМ … и я хотела, чтобы она знала, что это безопасно".
Три реакции родителей были описаны как осторожные, с упором на безопасность. Одна мать была сбита с толку. Респондент рассказывал:
… она сказала что-то вроде: "Ну, я не понимаю. У меня не было подобных ситуаций. Мне любопытно понять о чем ты толкуешь. Я где-то ошиблась, пока растила тебя?» Она шутила. И тогда я сказал: “Нет. Но ты знаешь, сейчас кажется, что я наслаждаюсь этим». Она ответила: «Всего хорошего, будь осторожен!»
Другой респондент предложил разговор через пассивное раскрытие информации – он не скрывал BDSM книгу, которую читал. Он был удивлен, что его мама встретила новость с беспокойством:
Моя мама подошла ко мне спустя некоторое время, и сказала: «[Имя], ты в S&M?” И я ответил: “Да”. И она беспокойно сказала: “О…” И я был действительно удивлен, потому что мое знакомство с [SM] был в среде, где это было абсолютно нормальным. И мои родители, как правило, такие открытые люди, что я на самом деле не ожидал, что она так удвится. Я думаю, что она все еще удивлена этим.
Этот респондент продолжил разговор: «И мы говорили об этом, и она сказала: «Убедись, что все это безопасно и прочее». И я ответил: «Да, мама. Они делают на этом большой акцент». Такой акцент на безопасности и предположение, что его интересы были небезопасными, казалось, разочаровали этого респондента, который очень хотел принять участие в гораздо более оживленном обсуждении.
Некоторые респонденты сообщили об откровенно отрицательной родительской реакции. Одна из респондентов, родившаяся в 1986 году, «раскрылась» консультанту, с которым она встречалась из-за развода родителей, в возрасте 11 лет:
Я призналась ей, что мне нравится идея, чтобы кто-то связал меня или я связала кого-то… Я говорила с ней об этом, а затем пожалела, потому что когда я вернулась домой и вошла в свою комнату, то увидела, что много фотографий [например, поп-звезды Трент Резнор из группы Nine Inch Nails in bondage] было сняты стены. И я обратился к моему папе: «Куда делись мои плакаты?» А он ответил: «Ты знаешь, почему не можешь получить их. И я не собираюсь объяснить это». И спросила: «Неужели она что-то сказала тебе и вы, ребята, говорите обо мне?» Это заставляет меня по-прежнему чувствовать себя очень неловко. Потому что она не имела права; то, что я сказала ей, было личным
Одна из респондентов описывает, как она получила негативную реакцию своего отца, а затем старалась изо всех сил предотвратить такую же реакцию матери:
Я чувствовала себя действительно стыдно … поэтому, когда я был с моей мамой, я не обсуждала ничего подобного с ней. Я была так напугана – вдруг он собирался сказать ей что-то? Так что я просто старалась быть хорошей девочкой. Вы знаете, хорошей дочерью. «Эй, пойдем выпить кофе. Давайте красить ногти»» потому что я была так напугана
Тот же респондент говорит о письме, в котором она описывает свои желания:
… То, что я написала, в некоторых местах было слишком опасным, и, как только я закончила писать…, я хотела сжечь его в дровяной печи … Или … выбросить в мусорную корзину в другом жилом районе. На всякий случай. Знаете, в моей подростковой голове жила страшная мысль, что кто-то сможет найти его и узнать мой почерк. Я всегда была таким параноиком.

Раскрытие информации может вызвать стигматизацию
Раскрытие своего интереса к БДСМ партнеру вызывает беспокойство у многих респондентов. Некоторые респонденты пытались сделать этот процесс менее неловким, заводя шутливый диалог в Сети или мягко подходя к этому в процессе сексуальной игры. Несколько человек рассказывали, что были отвергнуты потенциальными партнерами, отказавшимися участвовать или вообще узнавать о БДСМ. Отказы партнеров случались по разным причинам – кто-то был обеспокоен тем что «БДСМ заменит все другие виды секса», кто-то был в “ужасе” от рассказа про экшены в SM-клубах, кто-то судил о БДСМ (в данном случае, речь шла об использовании наручей для фиксации) как о чем-то противоположном любовным взаимоотношениям. Респондент предложила своему бойфренду: «Как насчет того, чтобы ты меня связал? Это бы тебе понравилось?», на что он ответил: «Нет, это причинило бы мне ужасный дискомфорт, да b вообще это нехорошая штука». Другой участник исследования, практикующий БДСМ на коммерческой основе, отмечал, что некоторые клиенты имели «огромные психологические проблемы», называли себя «больными» или «развращенными» и никогда вновь не возвращались к реализации своих интересов».
Несколько респондентов знакомились только в БДСМ- кругах, описывая свои предпочтения заранее, что позволяло им найти подходящего по практикам партнера. Некоторые использовали сайты знакомств, которые были созданы специально для извращенцев, или сайты, которые позволяют пользователям указывать свои интересы в поисковых запросах. Однако отбор на основе сексуальных предпочтений характерен не для всех: «Я не смотрю на сексуальные практики, потому что это не основной элемент отношений, который меня интересует». Тем не менее, погружение в любовные отношения с человеком, который не разделяет такой необычный сексуальный интерес, представляет трудности. Один респондент считал, что должен «работать» над собой в отношениях и отвлечься от предпочтений, но в последствие сильно пожалел, что не принял всерьез несовпадение интересов до свадьбы:
Если бы я знал достаточно, возможно, сказал бы, что долгосрочные отношения не для меня. Я думал, что мог подавлять все это и просто похоронил. Сейчас я просто держу все в себе, и пусть так и будет.
Раскрытие информации при знакомстве может иметь большие последствия для того, кто пытается сохранить в секрете интерес к БДСМ, как это было в случае с одним из респондентов, который был вынужден жениться на девушке с мыслью: «Я не могу расстаться с ней сейчас, потому что я только что раскрыл ей все, а она ведь может рассказать об этом всем».
Примечательно, что респонденты были счастливы в ситуациях, когда получали возможность раскрыться: «Я был так рад быть с кем-то, кто такой же, как я, чья сексуальность дополняет мою, с кем я мог бы понять эти вещи».

Продолжение в Части 2

в корзине ничего нет